Скачать работу Задаваясь вопросом о том, что и почему ограничивает человека в проявлении его врожденных биологических инстинктов, Ф. Изучая жизнь племен патриархального уровня развития, еще сохранившихся в Азии, Австралии, Африке и Америке, Фрейд сделал поразительное открытие. Оказалось, что во всех этих племенах каким-то непостижимым образом действует система нравственных запретов, регламентирующих все важнейшие стороны жизни. Особую роль играли также своеобразные тотемические символы, на которые прежде всего распространялись запреты их уничтожения или осквернения. Исследование, основанное на обширнейшем эмпирическом материале, не носит этнографического характера. В книге"Тотем и табу" Фрейд пытался разгадать первоначальный смысл тотемизма. Тотемизм от слова"ототеман", на языке североамериканских индейцев оджибве - род его - одна из ранних форм религии, выражающая веру в сверхъестественное родство между человеческими группами родами и животными и растительным миром реже - явлениями природы и неодушевленными предметами. Под тотемом подразумевалось животное или растение, которое оценивалось как фактический предок, от которого магическим образом зависели жизнь и благополучие рода в целом и каждого человека в отдельности. Для истолкования культуры огромное значение имеет система запретов, компенсирующих утрату животных инстинктов.

Разрывы в метафоре табу, фобия, фетишизм

БОЯЗНЬ ИНЦЕСТА Доисторического человека во всех стадиях развития, проделанных им, мы знаем по предметам и утвари, оставшимся после него, по сохранившимся сведениям об его искусстве, религии и мировоззрении, до шедшим до нас непосредственно или традиционным путем в сказаниях, мифах и сказках, и по сохранившимся остаткам образа его мыслей в наших собственных обычаях и нравах. Кроме того, в известном смысле он является нашим современником.

Еще живут люди, о которых мы думаем, что они очень близки первобытным народам, гораздо ближе нас, и в которых мы поэтому видим прямых потомков и представителей древних людей. Таково наше мнение о диких и полудиких народах, душевная жизнь которых приобретает особый интерес, если мы в ней можем обнаружить хорошо сохранившуюся предварительную степень нашего собственного развития.

Ключевые слова: менструация, комплекс, страх, влечения, табу, обряды, .. избегать женщин выражается принципиальная пред ней боязнь. Фрейд.

Строго говоря, метафора должна быть средством передачи, переноса знаний, умений, способностей и пр. Психоанализу издавна известен особый способ передачи — отцовство или иначе —"отцовская метафора"1, Однако он нередко пользуется антифразой или идеалом как противоядием симптому и отрицанием налично данного — а это свидетельствует как раз об отсутствии метафоры, об отказе от самого акта передачи.

Метафора — это передача, но в ней постоянно обнаруживаются разрывы. Здесь мы будем говорить о трех главных формах разрывов внутри симптома и его разновидностей. Если оставить в стороне психозы, то самыми главными и вместе с тем самыми привычными формами таких разрывов окажутся табу, фобии и фетишизм. Эта триада представляет собою не что иное, как дифференциал обычного симптома. Табу есть нечто такое, что находится по эту сторону запрета, по эту сторону явленного и признанного; оно погружено в неявную заторможенность, в чуждую очевидности предопределенность, в автоматизм случайного и невольного.

Табу — это разрыв в социальной ткани, но также и в жизни индивида, это разъятие в потоке истории, но также и в движении мысли. Табу для текста — стена, для мысли — препятствие, для истории, разума — камень преткновения. Табу — это как бы сама антиметафора. Но табу, содержащее в себе словесное предостережение здесь западня, эти жесты и эти имена — запретны , предполагает сообщество говорящих людей, а тем самым и действенные санкции за неизбежные нарушения запретов и пагубные последствия таких нарушений.

фобия в чем-то сходна с табу, однако она уникальна и сокровенна: Тот, кто страдает фобиями, чаще всего скрывает их как преступление. Что касается фетишизма, то он запрещает лишь то, что не подчиняется условиям наслаждения фетишем.

З.Фрейд. Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии

Скачать оригинал реферата Разрывы в метафоре: Строго говоря, метафора должна быть средством передачи, переноса знаний, умений, способностей и пр. Психоанализу издавна известен особый способ передачи — отцовство или иначе —"отцовская метафора"[1], Однако он нередко пользуется антифразой или идеалом как противоядием симптому и отрицанием налично данного — а это свидетельствует как раз об отсутствии метафоры, об отказе от самого акта передачи.

Метафора — это передача, но в ней постоянно обнаруживаются разрывы. Здесь мы будем говорить о трех главных формах разрывов внутри симптома и его разновидностей. Если оставить в стороне психозы, то самыми главными и вместе с тем самыми привычными формами таких разрывов окажутся табу, фобии и фетишизм.

Действительно, мезофобия, боязнь загрязнения, с бесконечным мытьем рук, не прикасалась (ср. о невозможности прикосновения к «грязному» табу.

Вход Табу девственности Немногие детали сексуальной жизни примитивных народов производят такое странное впечатление на наше чувство, как оценка этими народами девственности, женской нетронутости. Ценность девственности с точки зрения ухаживающего мужчины кажется настолько несомненной и само собой понятной, что нами почти овладевает смущение, когда мы хотим оправдать и обосновать это мнение. Требование, чтобы девушка в браке с одним мужем не сохранила воспоминаний о сношениях с другим, представляет из себя не что иное, как последовательное развитие исключительного права обладания женщиной, составляющее сущность монополии, распространение этой монополии на прошлое.

Нам нетрудно уже позже оправдать то, что казалось сначала предрассудком, нашим мнением о любовной жизни женщины. Кто первый удовлетворяет с трудом в течение долгого времени подавляемую любовную тоску девушки и при этом преодолевает ее сопротивление, сложившееся под влиянием среды и воспитания, тот вступает с ней в длительную связь, возможность которой не открывается уже больше никому другому. Такая доля сексуальной подчиненности действительно необходима для сохранения культурного брака и для подавления угрожающих ему полигамических тенденций, и в нашем социальном общежитии этот фактор всегда принимается в расчет.

Однако аналитический опыт не допускает возможности удовлетвориться этим простым объяснением. Он показывает, что решающим моментом является величина сексуального сопротивления, которое необходимо преодолеть вместе с концентрацией и неповторяемостью процесса преодоления. Таким ходом вещей, по-видимому, объясняются много странных браков и не одна трагическая судьба, даже повлекшая к самым значительным последствиям.

Неправильно описывают поведение примитивных народов, о котором ниже идет речь, те, кто утверждает, что эти народы не придают никакого значения девственности, и в доказательство указывают, что дефлорация девушек совершается у них вне брака и до первого супружеского сношения. Наоборот, кажется, что и для них дефлорация является актом, имеющим большое значение, но она стала предметом табу, заслуживающим названия религиозного запрета.

Вместо того, чтобы представить ее жениху и будущему мужу девушки, обычай требует того, чтобы именно он уклонился от этого. Я довольствуюсь поэтому тем, что констатирую, что подобное устранение девственной плевы, совершаемое вне последующего брака, является чем-то весьма распространенным у живущих в настоящее время примитивных народов. Если же дефлорация не должна иметь места при первом брачном сношении, то ее должен совершить раньше — каким-нибудь образом и кто-нибудь.

Зигмунд Фрейд"Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии"

табу, страх страха и стыд стыда"В семье повешенного о веревке не говорят", - говорила нам на 2 ступени обучения наш тренер Надежда Руманова, когда мы учились, как терапевты, обсуждать табуированные темы, -"А так же о мыле и о табуретках". Одно из препятствий, которое отравляет и без того непростые ситуации - это сложность обсуждать такие темы, как секс, смерть и деньги.

Само по себе цивилизованное обсуждение этих тем уже снимает массу проблем в их решении, поскольку из-за невозможности говорить об этом, задавать вопросы и получать обратную связь, человек, имеющий трудности в табуированной зоне: Имеет слепые пятна то есть, мало информирован , 2. Испытывает сложности в общении с теми близкими людьми, кого эта тема непосредственно касается недоразумения, взаимонепонимание, конфликты из-за отсутствия ясности и доверия.

Ведь считается, что страх – табу для мужчины. Страх будут по возможности скрывать или маскировать, поскольку он может повредить репутации.

Сохранить публикацию"В семье повешенного о веревке не говорят", - говорила нам на 2 ступени обучения наш тренер Надежда Руманова, когда мы учились, как терапевты, обсуждать табуированные темы, -"А также о мыле и о табуретках". Само по себе цивилизованное обсуждение этих тем уже снимает массу проблем в их решении, поскольку из-за невозможности говорить об этом, задавать вопросы и получать обратную связь, человек, имеющий трудности в табуированной зоне: Имеет слепые пятна то есть, мало информирован.

Испытывает сложности в общении с теми близкими людьми, кого эта тема непосредственно касается недоразумения, взаимонепонимание, конфликты из-за отсутствия ясности и доверия. Сильно заряжен на действия волнующей его темой и в связи с этим может поступать опрометчиво, тогда как простое обсуждение в принципе снижает заряд на действия, и может оказаться, что и делать-то ничего не нужно, или нужно намного меньше, чем казалось.

Все эти три темы касаются вопросов творческой энергии, того, что изначально является непознаваемым и божественным. Да-да, и деньги - тоже, поскольку сами по себе деньги - это всего лишь материализация творческого ресурса. Что делает человек, которого волнует одна из этих тем?

Фрейд З. Табу девственности (1918)

Как возникло человечество 5. Табу — первые моральные нормы, средства обуздания зоологического индивидуализма. Это понятие не поддается краткому и четкому определению, ибо круг явлений, охватываемых им, довольно разнообразен.

Собственно говоря, книга состоит из четырех относительно самостоятельных статей: «Боязнь инцеста», «Табу и амбивалентность.

Охотно признаю, что ближайшим поводом к моей собственной работе послужили эти оба источника. Я хорошо знаю недостатки моей работы. Я не хочу касаться пробелов, которые зависят от того, что это первые мои исследования в этой области. Однако иные из них требуют пояснений. Я соединил здесь четыре статьи, рассчитанные на внимание широкого круга образованных людей, их, собственно говоря, могут понять и оценить только те немногие, кому не чужд психоанализ во всем его своеобразии.

Задача этих статей — послужить посредником между этнологами, лингвистами, фольклористами и т. Им придется поэтому довольствоваться тем, чтобы здесь и там привлечь внимание и пробудить надежды на то, что если обе стороны будут встречаться чаще, то это окажется не бесполезным для научного исследования. Обе главные темы, давшие наименование этой книге, тотем и табу, получают в ней не одинаковую разработку.

Анализ табу отличается безусловно большей достоверностью, и разрешение этой проблемы более исчерпывающе. Исследования тотемизма ограничиваются заявлением:

Страх, фобии и панические атаки. фобии и страх. Лечение фобий

Древним римлянам оно было еще известно; их асег было тем же, что табу полинезийцев; точно так же и? древних евреев, вероятно, имели то же значение, которое полинезийцы выражают посредством их табу, а многие народы в Америке, Африке Мадагаскар , Северной и Центральной Азии — аналогичными названиями. Для нас значение табу разветвляется в двух противоположных направлениях.

С одной стороны оно означает — святой, освященный, с другой стороны — жуткий, опасный, запретный, нечистый. Ограничения табу представляют собой не что иное, нежели религиозные или моральные запрещения. Они сводятся не к заповеди бога, а запрещаются собственно сами собой.

смышленного и институционализированного нарушения табу остаются- до сих пор не изученными . При чем же здесь нарушение табу, боязнь крови .

Онлайн чтение книги Тотем и табу . БОЯЗНЬ ИНЦЕСТА Доисторического человека во всех стадиях развития, проделанных им, мы знаем по предметам и утвари, оставшимся после него, по сохранившимся сведениям об его искусстве, религии и мировоззрении, до шедшим до нас непосредственно или традиционным путем в сказаниях, мифах и сказках, и по сохранившимся остаткам образа его мыслей в наших собственных обычаях и нравах.

Кроме того, в известном смысле он является нашим современником. Еще живут люди, о которых мы думаем, что они очень близки первобытным народам, гораздо ближе нас, и в которых мы поэтому видим прямых потомков и представителей древних людей. Таково наше мнение о диких и полудиких народах, душевная жизнь которых приобретает особый интерес, если мы в ней можем обнаружить хорошо сохранившуюся предварительную степень нашего собственного развития. По внешним и внутренним причинам я останавливаю мой выбор для этого сравнения на племенах, выделяемых этнографами как самых диких, несчастных и жалких, а именно на туземцах самого молодого континента — Австралии, сохранившего нам и в своей фауне так много архаического, исчезнувшего в других местах.

Туземцев Австралии рассматривают как особую расу, у которой ни физически, ни лингвистически незаметно никакого родства с ближайшими соседями, меланезийскими, полинезийскими и малайскими народами. Они не строят ни домов, ни прочных хижин, не обрабатывают земли, не разводят никаких домашних животных, кроме собаки, не знают даже гончарного искусства. Они питаются исключительно мясом различных животных, которых убивают, и кореньями, которые выкапывают.

ЛИТЕРАТУРА / КНИГИ

, 2 . , - , . , [4] . , , . , , .

Боязнь нежелательного, навязчивого, назойливого, насильственного телесного . что для эсэсовцев и проминентов в нацистских лагерях этого табу не.

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда. Страх, фобии и панические атаки. Лечение фобий Страх не нуждается в особом представлении, каждый из нас на собственном опыте знает это переживание. Однако именно страдающий неврозом человек склонен испытывать страх в гораздо большей степени, чем другие люди. Несомненно, что проблема страха - центральный пункт, в котором сходятся самые важные вопросы психической жизни, как в норме, так и в патологии.

В некоторых жизненных обстоятельствах страх - вполне нормальное и даже полезное чувство, помогающее избежать ДТП, пожара, ограбления и даже тюремного срока. Однако бывает, что страх рождается без видимой причины. Одни, например, панически боятся выступать перед публикой, другие - спорить с женой. Эти ситуации никак не угрожают жизни, однако сама мысль о них заставляет организм реагировать так, будто на него направлена пушка.

Очевидно, такой страх только вреден, поскольку заставляет человека вводить неоправданные ограничения в свою жизнь. Лечение фобий Реальна кажущаяся угроза или нет, страх может повлиять на нашу способность трезво мыслить. Кроме того, стрессовая реакция сама по себе подавляет иммунную систему, что чревато ухудшением здоровья.

Карбовски"Втори План": Проект: Табу (част 2) (25.02.17)